»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»●«««««««««««««««««««««««««««««

http://s0.uploads.ru/nAH4t.gif

http://s0.uploads.ru/3inmu.gif

MARCUS CASSIUS FLINT, 34 y.o.
маркус кассиус флинт

23.01.1973 ♦ выпускник слизерина'94 ♦ чистокровный ♦ министерство магии, департамент магических игр и спорта; координатор подготовки чемпионатов по квиддичу ♦ zane holtz

»»»»»»»»»»»»»●«««««««««««««

♦ МАГИЧЕСКИЙ УРОВЕНЬ И СПОСОБНОСТИ.
Обладатель среднего магического потенциала второго уровня. Базу о боевых заклинаниях частично заложили в школе, но Маркус большую половину благополучно прослушал, и только благодаря занятиям с отцом натренировался в самых важных из них. Хотя пользовался этим арсеналом в довольно крайних случаях, изредка попадая в передряги за рубежом. В годы учебы в Хогвартсе не отличался особыми способностями к дисциплинам, попросту на них забивая и часто списывая домашнее задание у сокурсников. Марку, как, наверное, и большинству учеников, нравилась Защита от Темных Искусств, по которой он старался получать сносные баллы. Трансфигурацию ненавидел до зубного скрежета и имел по ней отвратительные оценки, едва сумев сдать её на итоговой аттестации в конце седьмого курса. Возможно, это было связано с преподавателем: МакГонагалл слизеринец на дух не переносил; но после выпуска признался самому себе, что её предмет бывает очень полезен в жизни. Экзамен по Трансгрессии сдал со второго раза только потому, что в первый не выспался и не смог во время сосредоточиться. Используя свою вторую попытку, сделал все правильно и быстро, чем удивил принимающего экзаменатора.
После выпуска из школы сразу же ушел в магический спорт и со временем стал профессионалом в квиддиче. При желании, знаний Марка хватило бы для того, чтобы преподавать его как предмет. Знает практически все тонкости, включая полную историю. Также Флинт разбирается в области колдомедицины, связанной со спортивными травмами и оказанием первой помощи пострадавшим во время матча игрокам. Прослушал специальный ускоренный курс в бытность помощником тренера, который включал в себя ценную информацию от списка различных заклинаний, отработанных на практике; до варки определенных зелий, помогающих сращивать кости, снимать боль, и всё в таком духе. Эти знания не раз и не два пригодились Маркусу. После того, как его карьеру пришлось прервать и уйти из команды, стал интересоваться множественными исследованиями, связанными с тем, почему одни сборные побеждают, а другие терпят поражение. Планировал даже вывести свою собственную формулу, основываясь только на полученном жизненном опыте, но все еще пока работает над этим. Что-то вроде маггловской «теории вероятности». Не так давно заинтересовался изучением ритуальной и невербальной магии.
♦ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ.
Как и большинство чистокровных волшебников, Маркуса Флинта растили с мыслью, что все магглорожденные – недостойные представители магического сообщества, и ни в коем случае нельзя с ними иметь ничего общего; а магглы, так вообще, – ошибка природы. Его не учили ненавидеть всех грязнокровок без разбора, ему просто объясняли суть. Кто-то – свой, а кто-то – изгой. И все, кто не входил в священный список двадцати восьми – относились к последним, по мнению его родителей, да и многих других волшебников «голубой крови». Но больные идеи об истреблении полукровок и магглорожденных совсем не прельщали Флинта, который был в курсе идеологии Тома Реддла, но никогда не принимал никакого участия в этом безумии. Честное слово, да плевать он хотел на этот сброд. А вот магглы…Нынешняя политика сближения с обычными людьми напрягает Флинта. Потому что не обращать внимание на статус крови окружающих людей – это одно; а вот когда в магический мир хотят впустить толпу магглов – это совсем другое. Они не могут мирно существовать с волшебниками, они ведь уже всё это проходили. Неужели Министерство вздумало повторить историю, и забыло о том, почему им вообще пришлось ввести Статус о Секретности? Да потому что магглы не принимают магию. Также как и магов. Они бояться этой силы, того, что она за собой несёт. И вполне оправданно. Они уже пытались пару столетий назад сжечь их на кострах инквизиции, но вот незадача: не смогли переловить всех. Да, прогресс, да, двадцать первый век, но это не отменяет того, что обычные люди могут по-другому смотреть на магический мир. Для них же это всё только сказка, фантазии, которые никогда не должны стать частью их настоящей жизни. А Министерство услужливо хочет открыть для них дверь в «другую реальность», где всё возможно, машины по небу летают, волшебные палочки есть, это же просто бред! Худшего расклада Маркус не мог себе представить. Куда тогда денется всё наследие истинной магии? Будет растоптано невежественными магглами, разгромлено и спалено дотла? Всё это неправильно. Все вышедшие законы и вступающие в силу реформы ведут магический мир прямиком в бездну. Чистокровные семьи будут просто стерты из истории, ведь наступит тотальное кровосмешение. Те, кто стоял у истоков магического мира, канут в лету, и их место займет кто? Магглы! Выстраиваемая столетиями система магического общества будет разрушена до основания и, в конечном итоге, просто уничтожена. Флинт не подкован в политике, но относит себя к консерваторам, и точно уверен в том, что от этой либерализации магическое общество только пострадает. Америка плохо влияет на их страну, и правительству Великобритании стоило бы напомнить, что их государство сильное и самостоятельное, и не должно плясать под чужую дудку. Закон о защите независимости эльфов итак спутал всем карты, и это ещё долгое время расхлебывали волшебники из низшего и среднего класса, соглашаясь на невыгодные для них условия труда, чтобы заработать хотя бы на свой прожиточный минимум. Но сближение с магглами – ниже падать просто некуда.
♦ МЕСТО РОЖДЕНИЯ И ПРОЖИВАНИЯ.
Место рождения: родовое поместье в Шотландии, в графстве Северный Ланаркшир.
Место проживания: Англия, снимает небольшой дом в магической части Лондона.
♦ БЛИЖАЙШИЕ РОДСТВЕННИКИ.
Gertrude Flint [Гертруда Флинт (в девичестве Булстроуд)] — мать, чистокровная, 54 года. Хранительница домашнего очага. Не работала ни дня за всю свою жизнь. Уделяла много внимания сыну в детстве, всегда была мягкой и терпимой к нему, практически никогда не повышала голос и не наказывала. Сейчас у них с Марком сохранились доверительные отношения.
Madalyn Bulstrode [Мэделин Булстроуд] — бабка, 75 лет, чистокровная. Проживает в Англии в родовом поместье Булстроудов.
Theobald Bulstrode [Теобалд Булстроуд] — дед, 84 года, чистокровный. Большую часть своей жизни работал в Министерстве Магии в Департаменте Международного Магического Сотрудничества.
Millicent Bulstrode [Миллисента Булстроуд] — кузина по линии матери, 27 лет, чистокровная.
Cassius Flint [Кассиус Флинт] — отец, чистокровный, 60 лет. Сделал карьеру в Департаменте Магических Игр и Спорта, какое-то время был даже его главой. Сравнительно недавно ушел в отставку. Сейчас проживает вместе с женой и своими родителями в их поместье.
Norma Flint [Норма Флинт] — бабка, 80 лет, чистокровная. Проживает в Шотландии в родовом поместье Флинтов.
Balthazar Flint [Бальтазар Флинт] — дед, 82 года, чистокровный. Единственное общее, что у Марка есть с ним, так это такая же страсть к квиддичу. Бальтазар долгое время был ловцом в «Уимбурнских Осах».

♦ ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ.

Пресс-конференция была в самом разгаре. Целая куча спортивных журналистов, желая сделать свой репортаж «уникальным и неповторимым» заваливали каждого игрока, присутствующего здесь из пяти представленных от Англии команд, различными вопросами. Голова уже начала знакомо покалывать, Флинт был выжат как лимон. Но, тем не менее, послушно сидел на своей трибуне, борясь с накатившейся усталостью, и не проявляя особого энтузиазма отвечать всем подряд. Французы в этом году совсем ошалели, первый открытый в новом сезоне матч, а Юнайтед уже просто никакие.

— Мистер Флинт, последний вопрос! — хрупкого телосложения брюнетка, приготовила свое прытко пишущее перо и неотрывно смотрела на Марка, словно дыру в нем намеревалась прожечь.

— Да, конечно, я слушаю. — в огромном зале шумно, но низкий голос Флинта отчетливо слышен, из-за наложенных заклинаний внутри трибуны. Несколько особо пронырливых журналистов обернулись, заинтересовавшись тем, что Флинт, капитан «Паддлмир Юнайтед», наконец-то оживился.

— Собираетесь ли вы подавать свою кандидатуру на Чемпионат Мира, который будет проводиться в 2006 году в Азии? Ведь этого события ждут целых четыре года, вы планируете принять в нем участие? — девушка сосредоточено смотрела то на Маркуса, то на свой блокнот, видимо боясь пропустить какую-то важную деталь, которую он сейчас мог сказать.

— Да, без сомнений я буду пробоваться в национальную сборную, и надеюсь, что мне выпадет шанс поучаствовать на грядущем Чемпионате. — Марк говорил давно отрепетированный ответ, совершенно не задумываясь о том, что до этого чемпионата еще надо дожить, и кто знает, что будет через такой большой промежуток времени.

— А что Вы думаете на счет Ваших соперников? Ведь в таком масштабном Чемпионате хотят принять участие довольно много профессиональных спортсменов, — девушка что-то писала в блокноте, и Флинт получил несколько лишних секунд на придумывание правильного ответа. Ведь состав национальной сборной формируется из лучших игроков всех команд, и все сидящие сейчас в зале, его потенциальные соперники в будущем. Наверное, сейчас они думают о том же самом, глядя на Марка.

— Я думаю, что все мы достойны принять в этом участие, но так или иначе победа будет за самым лучшим из нас. И неважно буду ли это я, или кто-то из другой команды, мы ведь все будем выступать за нашу страну, так что я желаю всем нам, без исключения, удачи. — Марк всегда легко сочинял любую ложь. И обычно, в неё верили.

Для Маркуса не существует полутонов или середины. А еще он совершенно точно не умеет выбирать. Либо все сразу, либо вообще ничего. Именно по этой причине рассматривать любую другую команду, кроме как «Паддлмир Юнайтед» ему даже в голову не приходило. У Флинта была цель – попасть в их сборную. Естественно, в нем говорили необузданные амбиции человека, который кроме как делать финты на метле и забивать квоффлом голы, в общем-то, ничего не умел. После выпуска из Хогвартса отец предложил ему стажировку в отделе Спорта, где сам работал уже много лет, словно бы Маркус не жил последние десять лет грезя о том, как станет профессиональным игроком, которого возьмут на Чемпионат Мира. В тот момент Марку показалось, что Кассиус просто неудачно пошутил. Неужели, остаться на второй год в школе, изматывая себя бесконечным числом тренировок, и пропустив добрую половину занятий, для отца вообще ничего не значило? Черта с два, Марк недаром потратил столько физических сил, да и моральных, он готовился к пробам в Юнайтед, и ему было плевать совершенно на всё. Если Кассиус вздумает лишить его положенного наследства: так тому и быть. Кто бы мог подумать, что такой человек, как Маркус Флинт, всю свою жизнь только и делал, что жил мечтой, продвигаясь к ней ускоренными шагами? Словно даже недолгая остановка означала бы конец всем его стараниям, коих было приложено не мало. Хотя для Марка квиддич был не то, что мечтой, а самой настоящей целью. Из разряда тех, которые надо либо выполнить любой ценой, либо просто сразу бессмысленно умереть. Она ярко маячила перед глазами и никогда не давала о себе забыть. Отобрать у Флинта квиддич — и считай, он калека. Без возможности летать, и еще хуже, без возможности играть, он вообще себя никогда не представлял. Метла стала логическим продолжением его Я. Он зациклился на этом. И Марку было совершенно все равно, что придется преодолеть для того, чтобы стать международным спортсменом и получить свой «Священный Грааль» в виде выполненной жизненной цели. Исполненного жизненного сценария, если угодно.

Он не просто жил квиддичем, он дышал им.

Но самое удивительное, что Маркус практически не думал о славе и популярности. Ему просто нравились сами полеты и испытываемые ощущения, которые они дарили. Он прикипел к этому с первого курса. Движение метлы в воздухе, потоки сильного ветра в лицо, этот свободный полет… не было в этом мире чувства прекраснее для Маркуса Флинта. Сам дух соревнований захватывал его и не отпускал до того момента, пока судья ни свистел последний раз, извещая всех о победе одной из команд. А признание — это уже вторичное, просто приятный бонус. Не кривя душой можно сказать, что ему определенно нравилось раздавать автографы визжащим от восторга девицам и делать колдографии на память с ними же; то, что закоренелые фанаты квиддича его узнавали практически везде — тоже. Всё это внимание опьяняло — это же «Паддлмир Юнайтед», в конце концов! Захочешь — не скроешься.

Больше, чем на отборочных в эту команду, Марк не волновался вообще никогда. От показанных им результатов, в прямом смысле этого слова, зависела его судьба. Изучая маневры всех претендующих на место во втором составе охотников, Флинт про себя отмечал их слабые стороны, благо у него было время в школе поднатореть в этом вопросе и изучить множество приемов, это стоило ему целого лишнего года обучения! С явным сознанием дела он проделал несколько виртуозных финтов, и забил все попытки, которые ему предоставили.

И его приняли. Черт возьми, его приняли в команду, постеры которой он собирал еще с первых курсов Хогвартса. Это было невероятно, и это было правдой. Если ему бы пришлось вызвать патронус, наверняка, Маркус вспомнил бы именно этот момент своей жизни. Кажется, люди еще называют это счастьем. Это определенно было то, что он чувствовал тогда.

Но уже с первых дней в новом месте его спустили с небес на землю. Сложно было налаживать отношения в коллективе, где уже царил избранный авторитет матёрых игроков. Маркуса распределили в запас, хотя изначально он пробовался во второй состав. Показав хорошие навыки, через некоторое время ему все-таки удалось пробиться на законное место второго состава, где он проиграл практически целый год. А затем, по удачному стечению обстоятельств (для Флинта, разумеется), разводящий охотник основного состава сломал себе ногу в двух местах, получил к тому же сотрясение мозга и прочий букет из ушибов и ссадин. Марка взяли на два тура в первый состав, и в это всё еще верилось с большим трудом, хотя в команде он находился уже почти два года. Стоит ли говорить, что после его блестящей игры, и нескольких побед в сухую, его так и оставили на том самом месте, куда он и стремился, сколько себя помнил? В то время Маркусу казалось, что он взаправду находится на вершине этого мира. Это был его личный пьедестал.

Цель была достигнута.

Но Флинт пошел еще дальше, чем сам предполагал. Он получил звание капитана, и заслуженно мог умереть счастливым. Быть капитаном «Паддлмир Юнайтед»! В это почти не верилось. Будто он спал наяву, и это был самый прекрасный на свете сон.

Несмотря на то, что большую часть времени Марк держался «особняком», при случае он умел быть своим в доску парнем. После очередного турнира Флинт вполне мог спуститься с высоты своего эго и пойти пропустить в местный паб с командой по пинте крепкого пива, заодно по разглагольствовать о чем-нибудь повседневном. Или устроить настояний кутеж в честь состоявшейся победы, разумеется, за свой счет. Но когда дело касалось планирования новой тактики или изучения сложного финта – Маркус словно скидывал маску «панибрата» и становилось совсем не смешно. В «Паддлмир Юнайтед» его опасались даже больше, чем главного тренера. Помощник он или нет, но Флинт занимал не только место охотника, но и капитана команды. Одно слово — и любой недостойный находиться на уровне вылетел бы как пробка из бутылки, не успев спросить о том, что же он сделал неправильно.

В Англию он возвращался только, когда возвращался весь Юнайдет на непродолжительный отпуск. В основном, последние несколько лет он провел на сборах в различных странах и много чего повидал. Он даже не представлял, что ему так повезет! И действительно, обстоятельства удачно сложились и во время войны 98-года, в том числе и Битвы за Хогвартс, Маркус Флинт находился на сборах в далекой и холодной Канаде. Он пробыл там несколько месяцев, в связи с тем, что матчи все время отменяли из-за непогоды (снежные бури и нечеловеческий холод), или играли вничью. Канадцы были упертые, и это был тот редкий случай, когда сборы длились слишком долго, но всё складывалось в пользу Маркуса. Его семья не была напрямую связана с Лордом, никто из Флинтов не носил метки и не ходил перед Реддлом на цыпочках, но отец Марка передавал некоторую информацию Тому, полученную в стенах Министерства. Этого было вполне достаточно, чтобы Кассиуса Флинта заключили на долгие годы в Азкабан. Благо, доказать сию причастность никому не удалось, а сам Маркус о таких подробностях ничего толком не знал, так что на суде говорил чистую правду.

Не связан с Пожирателями. На момент Битвы находился за пределами Англии. Метки не имеет.

Дело было закрыто.

— Мистер Флинт, судя по медицинским показаниям и анализам, ваше восстановление продлиться дольше, чем мы предполагали. —  врач норвежской магической больницы выглядел хмуро и безостановочно пялился в свои бумаги, ни разу не взглянув на Марка.

— О чем это вы, док? Через месяц у нас будут сборы в Испании, это, черт возьми, международные соревнования, и к ним надо подготовиться, выучить новые техни.. — договорить ему не дали.

— Мистер Флинт, просто послушайте, о чем я Вам сейчас скажу. В магическом мире мало что не поддается лечению, и все-таки вы выкарабкаетесь, даже будете ходить, нет-нет, не удивляйтесь, это вам сейчас так кажется, что все с вами нормально, потому что вы на обезболивающем зелье сидите уже вторую неделю. Если Вы перестанете его принимать, бесконечные боли в спине вас просто замучают. Да и к тому же, любое падание с метлы, даже самое незначительное, которое, скорее всего, последует в дальнейшем, если Вы будете настаивать на своем участии в соревнованиях, и ваш позвоночник рассыплется. И с этим мы Вам помочь уже не сможем. У Вас были многочисленные травмы и ушибы на протяжении вашей семилетней карьеры в квиддиче, все это тоже сказалось на сегодняшнем результате анализов. Как итог: ваш тренер отстранил Вас от полетов на ближайшие полгода, если после продолжительного лечения анализы будут прежними, то вынужден Вас огорчить: Вам придётся покинуть команду по состоянию своего здоровья.

Не то, чтобы Марк внимательно слушал его болтовню, больше похожую на бред сумасшедшего, он только выхватывал из этой речи какие-то отдельные слова. Например, как: «покинуть команду», «позвоночник у вас не железный, мистер», «можем попрощаться за вас с вашей метлой заодно», «теперь живите с этим как хотите». Но когда врач закончил свой монолог, Флинт просто взорвался. — Я не знаю, какого дьявола здесь происходит, и кто вообще вам сказал мне это всё рассказать. Я, вашу мать, спортсмен из команды высшей лиги, усекли? Я буду играть на своем прежнем месте, и насрать мне на позвоночник, я чувствую себя прекрасно, и если для этого надо будет принимать какое-то вонючее зелье всю оставшуюся жизнь, то ладно, смирюсь как-нибудь! Но хватит мне уже тыкать на то, что моей карьере конец, вы в себе вообще?! — после своей пламенной речи, спазм боли в области поясницы заставил Флинта зажмуриться, еле сдерживая себя от крика. Видимо, зелье перестало действовать.

— Именно об этом я Вам и говорю, мистер Флинт. — наблюдая за предсказуемой реакцией Маркуса на неожиданный прострел боли в спине, тем же назидательным тоном сказал целитель. — Представьте себе, что Вы летите высоко в небе, и тут Вас неожиданно скручивает в спираль, Вы упадете и разобьетесь, логично? Скажите спасибо, что Вы еще в состоянии ходить. А о полетах Вам лучше пока что забыть.

Этот человек словно зачитал ему не диагноз, а приговор. Флинт не верил своим ушам, желая только одного: как можно скорее очнуться от этого кошмара.

Естественно, ничего подобного не произошло. Когда он только подумал о том, чтобы слезть со своих новых «транквилизаторов» и перестать принимать в день по бутыльку непонятной мутной жижи, то он просто был не в состоянии встать с кровати. Каково было удивление Маркуса, когда тренер, заявившийся к нему в дом, с этим скорбным выражением на своем лице, словно бы Флинт умер (не меньше!) и сейчас он разговаривал с живым трупом, сказал ему о том, что это зелье жюри рассматривают как допинг для спортсменов и принимая его перед соревнованиями — выступать категорически запрещено. Иначе могут дисквалифицировать всю команду и с позором подвергнуть проверке каждого игрока. Марк тогда, кажется, даже перестал дышать на мгновение.


Впервые в жизни Флинт оказался в таком безвыходном положении. Разумеется, виделось безвыходным оно исключительно для Маркуса. Родители сказали, что легко устроят его в Министерство, с его-то опытом и связями, но…все это напоминало какую-то другую реальность. Большего всего на свете Маркус не хотел становиться копией своего отца в деловой мантии, спешащей с утра в главный аппарат власти страны. Его словно разыгрывали, только Флинт не понимал, почему эта странная комедия все еще не заканчивается, и вполне смахивает на его новую жизнь. Он с трудом сдерживал себя, чтобы не заорать прямо в зеркало: «ПРОСНИСЬ, ЧЕРТ ТЕБЯ ПОДЕРИ, ПРОСНИСЬ!» А что? Посттравматический синдром, спортсмен, который спятил на фоне испытанного стресса из-за полученной травмы…Да здравствует Мунго и врачи в лимонных халатах!..
Но Флинт не собирался сходить с ума или выкидывать что-то в этом роде. Конечно, первой мыслью после визита тренера, с прозрачным намеком на то, что его возвращения особо не ждут, было выпить пару склянок с сильным ядом, а перед этим сжечь всю свою коллекцию метел…

Но он пришел в себя.

— Знаете мистер Флинт, обычно, бывшие спортсмены, кхм, профессиональные бывшие спортсмены, идут в тренера. Что вы об этом думаете? — один из сотрудников, чью должность Маркус даже не потрудился для приличия уточнить, проводил с ним собеседование, пытаясь определить в какой из отделов его лучше пристроить. Обычная процедура в Министерстве Магии. «Заполните форму анкеты», «следующий этап: собеседование с одним из..» И все в таком духе. Флинт едва сдерживался, чтобы не встать и не уйти из этого дурдома сию минуту. Тренер? Вы издеваетесь что ли? Смотреть на эти счастливые лица игроков, которые могут летать и получать удовольствие от квиддича? Разве Маркус Флинт похож на мазохиста?

— Нет, спасибо конечно, но это мне не подходит. — Как можно сдержаннее ответил Марк, взглядом зацепившись за портрет одной из английских квиддичных сборных, висевший на противоположной стене.

— Вы уверены, мистер Флинт? У нас нехватка профессиональных тренерских кадров, а в «Катапульты Кайрфилли» как раз необходим тренер для второго состава. Они еще все новички, их еще готовить и готовить к соревнованиям. Работы у Вас будет не отбавляй. — Маркусу показалось, что этого полноватого мужчину, с противными облезшими усами, это всё жутко забавляет. «Что еще мне предложите, после Юнайтед, может быть раздевалки в «Пушки Педдл» мыть?» На лице Марка было написано, что он считает своего собеседника просто чокнутым стариком, но тот даже вида не подал, что что-то заметил и продолжал настаивать на том, что хороших тренеров сейчас почти не сыскать.

— Вам же необязательно летать, мистер Флинт! Только раздавать указания, а объяснять Все ваши эти финты, виражи, как их там..а не важно! В общем, всю суть будет показывать Ваш помощник. Вы нужны только как теоретик, в этом Вы, я не сомневаюсь, очень даже хороши. — Флинт боролся с собой, чтобы прямо сейчас не ударить чем-нибудь тяжелым этого идиота, и начал считать про себя до десяти. Вы только послушайте это! Он, Маркус Кассиус Флинт, неоднократно награжденный медалями за международные матчи, признанный в 1999 году лучшим охотником за весь сезон, пойдет учить зеленых сопляков теории квиддича! Теоретик Маркус Флинт! Его бывшая команда наверняка бы сейчас животы надорвала от смеха. За кого они его тут принимают? Он еще достаточно себя уважает, для того чтобы не соглашаться на такие условия. Тем более, работать его заслали родители, которым было, видите ли, невыносимо смотреть на сломленного сына, оставшегося не у дел. В деньгах он не то, чтобы сильно нуждался. За практически семь, кровно сыгранных лет, он накопил достаточно галлеонов, чтобы еще лет десять жить себе припеваючи. Но сидеть дома без дела, когда здоровье, более ли менее, пришло в терпимое состояние спустя долгое время, казалось просто нелепым. Надо было сделать хоть что-нибудь.

После череды аналогичных этому собеседований, которые ровным счетом не привели ни к чему, Маркус решил просто поднять нужные связи и избавить себя от этой бесконечной бюрократии с никому ненужными бланками и пустыми разговорами. Связавшись со своим бывшим тренером из Юнайтед и с некоторыми из его приятелей, задействованными в той же профессиональной квиддичной сфере, он договорился о том, что Донован составит ему рекомендацию, где будет написано, что Маркус Флинт имеет  достаточный опыт для того, чтобы работать в отделе занимающимся кадрами для Чемпионатов Мира. Быть тренером у второсортной команды не входило в планы Флинта. А вот формировать сборные из высококлассных спортсменов — это же совсем другое дело! Вот где можно выпустить весь свой скопившийся за два года негатив наружу!

Если уж «играть», так по-крупному.

С ними он не церемонился. Совсем. Поступали многочисленные жалобы на его кандидатуру о том, что он превышает свои полномочия, употребляет «нецензурные выражения», ну и, само собой, завуалированное: «в грош никого не ставит» и «не считает за людей». Но всё в этом мире решают связи. Так что Флинт, несмотря на многократные визиты к руководству, которые всегда заканчивались тем, что его еще раз просили ознакомиться с рабочим уставом и «быть корректнее с формулировками» (они же ведь не просто какие-то болваны, а высокоранговые болваны!) продолжал делать то, что делал раньше. Только с еще большим рвением и усердием.

По штабу Британско-Ирландской лиги по квиддичу начали уже ползти слухи о несносном координаторе, мимо которого никто не может пройти вступительные задания и который валит просто всех без причины. Как ни странно, даже такая неприятная ситуация сыграла ему на руку, ведь его повысили! Теперь в его должностные обязанности входила координация матчей в целом, а не отбор тупоголовых спортсменов, коими считал всех Маркус. Было приятно наблюдать за тем, как вытянулись лица самых недовольных игроков, когда они узнали, что одним из управляющих всем процессом, всей это здоровой машиной, стал он — Маркус, черт его подери, Флинт!

Это можно было назвать триумфом, а он уже и забыл, что это вообще такое.

Почти у любого действия всегда есть мотив. Это был случай Флинта. Он сразу подумал о том, что здесь есть какой-то подвох: впору было его уволить к драклавой матери, а они ему повышение по карьерной лестнице устроили. Что-то было не так. И бывший слизеринец чувствовал это. Первые полгода всё было относительно тихо, и никаких причин сомневаться в том, зачем именно ему подкинули сию должность не было. Но после стало известно о том, что затевается громадное событие: турнир между Соединенными Штатами и Великобританией. Разумеется, на территории последней. Вот здесь и запахло жареным. Примерно за три месяца до того, как должны были начаться соревнования, к Флинту в кабинет заглянула пара министерских шишек вместе с какими-то не вызывающими доверия людьми, которые раньше навряд ли вообще подозревали о существовании Марка. Это было первым звоночком о том, что либо его проверяют, либо что-то затевается. Они всё твердили о какой-то выгоде, о том, что все контакты с Америкой необходимо прервать пока не поздно, и все их идеи с маггловскими акциями — просто полное безумие, взамен попросили лишь о молчании и о том, чтобы «во время закрыть на что-то глаза». Мол, им нужен проверенный человек, а Флинт вот уже как седьмой месяц занимает данную должность и еще ни разу не дал повода в себе усомниться. Первое условие, которое выдвинул Маркус, было принятие ими сыворотки правды. Он просто хотел проверить реакцию, и был поражен, когда они согласились. После чего произошло второе условие — ритуал Непреложного обета. С их стороны о том, что участие Флинта в какой-то сомнительной, но непременно очень важной операции не будет предано огласке, в случае её неудачи или же успешного исполнения; и с его стороны о том, что он не выдаст никому их имена, и все о чем узнал сегодня.

Таким образом, разношерстная компания, состоявшая частично из министерских верхов, а частично из совершенно обычных людей, получила себе в команду главную соединяющую нить с грядущим матчем.

Сам того не до конца осознавая, Маркус Флинт стал соучастником случившегося теракта, если не главным его лицом, которое и допустило весь этот ад.

Факты:
— С 1995 года играл в команде «Паддлмир Юнайтед» на позиции охотника в течение нескольких лет до 1999 включительно, после чего стал помощником тренера там же. Получив травму позвоночника в 2002 году, которая вызвала осложнения и затянувшееся на полгода лечение и восстановление, был вынужден покинуть состав сборной, без возможности вернуться обратно из-за постоянной боли в поясничном отделе. Подключив необходимые связи и использовав множественные рекомендации, устроился в Министерство Магии в 2004 году, в департамент спорта высших достижений, формирующий кадровые составы сборных команд на мировые чемпионаты. В 2006 году получил должность в отделе координации подготовки чемпионатов по квиддичу, где и работает в настоящее время.

— Когда Маркусу было пятнадцать лет, его родители заключили договор (правда основанный только на словах) о помолвке между Марком и Панси Паркинсон, когда ей исполнится восемнадцать лет. Кассиус и мистер Паркинсон были старыми друзьями, и хотели породнить свои семьи через детей. После войны о договоре благополучно забыли.

— Маркусу плохо удается контролировать потоки своего гнева, поэтому сейчас он проходит курсы терапии со штатным психологом в Департаменте Магических Игр и Спорта. Разумеется, об этом знает только сам Флинт и его прелестный врач Пенелопа Клирвотер. Она неведомым образом нашла подход к человеку, вспыхивающему от злобы как спичка, если что-то идёт не по его «плану» или кто-то пытается оспорить принятое им решение. Стоит сказать, что терапия производит на Марка благотворный эффект, и до случившейся трагедии на матче между США и Британией, он удивительно миролюбиво вел себя на работе на протяжении нескольких недель, чем вызывал недоумение у сослуживцев.

— В 1996 году, на соревнованиях в Чехии, упал с большой высоты, и в следствие этого падения повредил зрительный нерв. С тех пор носит очки.

— За свою крайне грубую и жесткую игру был прозван в «Паллдмир Юнайтед» головорезом-Флинтом.

— Заядлый кофеман, спокойно пьет в день по несколько чашек крепкого кофе.

— Любит выпить в хорошей компании, в одиночку практически не пьет, на полном серьезе считая, что это первый признак алкоголизма и ни к чему хорошему точно не ведет.

— Восхищается драконами. В 2001 году был на сборах в Румынии, где после матча их команду водили на экскурсию  в местный заповедник с этими огнедышащими созданиями. Марк буквально без ума от них.

— Много путешествовал по миру, пока играл за Юнайтед, может бегло изъясняться
на французском и болгарском языках.

»»»»»»»»»»»»»●«««««««««««««

♦ СВЯЗЬ С ВАМИ.      
Есть со всеми.
♦ ПРОБНЫЙ ПОСТ.      

-

Позже из игры вставлю.